Баннер: Правительство Республики Крым Баннер: Министерство культуры Республики Крым Баннер: Минкультуры России Баннер: Культура.РФ Баннер: «Культура. Гранты России» Баннер: Карта гостя Крыма и Севастополя Баннер: Памятные  даты  военной  истории  Отечества

Надежда Ковалевская, старший научный сотрудник КРУ «АДПМЗ»

Издревле скульптуры львов становились украшением величественных дворцов и зданий. Льву было предназначено стать царем зверей, хранителем святыни, героем мифов. В Крыму часто можно встретить скульптурные изображения львов – Графская пристань в Севастополе, дом М.С. Воронцова на Салгирке в Симферополе, мостик на набережной в Ялте. Шесть мраморных скульптур охраняют Южный фасад Воронцовского дворца в Алупке. На постаменте Спящего льва можно прочитать фразу:»№6 Leoni che seguiti in Carrara da V.S. Bonanni».

Сохранилось письмо Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой, супруги М. С. Воронцова, от 14 июля 1848 года, адресованное управляющему С.Т. Ягницкому: »Пару давнишних львов в стоячем положении поставьте на верху лестницы, пару новых в сидячем положении – посередине, а пару лежащих львов – внизу лестницы <…>. Все прочие мраморы <…> оставьте до моего приезда – я сама скажу, где их поставить».

Южный фасад дворца2

Незадолго до написания этого письма, в 1844 году, графиня ездила в Италию. Довелось побывать на родине предков и стипендиату Е.К. Воронцовой художнику Карлу Боссоли. Его отец был резчиком по мрамору.

Кто же был автором скульптур, установленных в Алупке в последний год строительства дворца? К сожалению, списаться с музеем Каррары, где добывался статуарный мрамор и откуда привезены они в Крым, пока не удалось, хотя научный отдел посылал запрос.

Но имя скульптора встречается в документах строительства собора Святого Равноапостольного князя Владимира, в недавно опубликованном научном издании Музея героической обороны и освобождения Севастополя. На страницах книги сообщается: «Лучшие мастера того времени были приглашены для отделки собора. Все мраморные детали заказали в Италии художнику-скульптору Винценто Бонани». Цветные мраморные пояса для облицовки стен верхнего храма мастер выполнял со своим сыном Карлом. Бонани-старший создал и мраморный иконостас по рисункам архитектора А.А. Авдеева для строящегося собора (1857-1870), а в 1876 году выполнял черный мраморный крест с белым цоколем для могилы адмиралов.

Благодаря любезности петербургского морского историка И.Р. Рассола, приславшего копию документа из Военно-Морского архива, можно поподробнее вчитаться в текст: »Скульптурных дел мастер Викентий Бонани, по контракту, заключенному с ним в Ливорно архитектором Авдеевым, 8-го июля 1876 года, принял на себя изготовление, для сооружаемого в Севастополе храма Святого Владимира, разных мраморных изделий <…>». Он обязался выполнить первые 46 плиток за два с половиной месяца, остальные – за 10 месяцев и отправить пароходом из Ливорно в Севастополь. Но мастер опаздывал с выполнением заказа — уже была середина февраля 1877 года, и это грозило замедлением возведения арок. Генерал – адъютант Аркас, направляющий эту бумагу в канцелярию морского министерства, просил «<…> не оставить распоряжением о понуждении Бонани к скорейшему отправлению в Севастополь помянутых 46 штук красных и желтых мраморных плиток». Читая эти строки, можно представить, что мастер находился уже в почтенном возрасте, и выполнить в срок заказ ему было физически сложно.

Конечно же, особенно выразительную пару Спящего и Пробуждающегося львов часто копировали, но, как оказалось, и алупкинские тоже имеют прототипов. В фондах музея хранится лист известного английского гравера Рафаэля Моргена (1758-1833), воспроизводящий изображение гробницы римского папы Климента XIII.

Scan1

Ее создал в 1792 году самый известный итальянский скульптор — Антонио Канова (1757-1822). Известность Канове принесли, выполненные им в возрасте 22 лет, две скульптурные композиции – «Орфей и Эвридика» и «Дедал и Икар». Он и сам происходил из потомственных каменотесов, отец его работал резчиком по мрамору.

По мнению дореволюционного историка искусств А.И. Сомова, именно Канова «в век манерности и париковства» повернул искусство к античным образцам, но ему самому не хватало чувства простоты, спокойствия и законченности, свойственных ваятелям античного мира. Изобразил великий Канова и Наполеона Бонапарта в образе божества с лавровым венком, позже в качестве военного трофея статуя попала в коллекцию английского полководца Веллингтона, с которым в дружеских отношениях находился Михаил Семенович Воронцов.