Баннер: Правительство Республики Крым Баннер: Министерство культуры Республики Крым Баннер: Минкультуры России Баннер: Культура.РФ Баннер: «Культура. Гранты России» Баннер: Карта гостя Крыма и Севастополя Баннер: Памятные  даты  военной  истории  Отечества

Юта Арбатская, главный архитектор (ландшафтный) КРУ «АДПМЗ»

Создание Алупкинского парка в первой половине XIX века совпало по времени с увлечением просвещенного общества идеями романтизма в литературе, музыке, живописи и других видах искусства. Не могло остаться в стороне и ландшафтное искусство. Каждый создаваемый в этот период  парк изобиловал множеством романтических уголков и малых архитектурных форм (гротов, беседок, водопадов, павильонов) символизирующих сюжеты из любимых произведений литературы, оперных и балетных постановок, живописных полотен и т.д. Алупкинский парк не был исключением. Однако в наши дни не всегда в памяти потомков свежи сюжетные линии произведений искусства почти двухсотлетней давности, но без этих сюжетов невозможно в полной мере постичь гениальность его создателей, всю глубину композиционной структуры этого, без сомнения, шедевра садово-парковой архитектуры начала XIX века. Для этого попробуем погрузить наших посетителей в некоторые сюжеты наиболее интересных произведений искусства эпохи романтизма, незримо присутствующих в уголках Алупкинского парка по сей день.

Совсем неподалеку от западной арки Шуваловского проезда Воронцовского дворца, в укромном уголке Алупкинского парка есть неприметный пристенный фонтан, на котором красуется непривычное для русского слуха название – «Трильби». В книге А.А.Галиченко «Алупка. Дворец и парк», опубликованной в 1992 году, об этом сооружении говорится следующее: «Под названием и датой «1829», прочеканенными в диабазе, есть небольшой барельеф, исполненный греком Яни, на сюжет «собака, схватившая кошку». Сюжет давно забыт и потому оброс самыми невероятными вымыслами. В одном из писем  М.С. Воронцов писал по этому поводу: «Барельеф, представляющий смертельную битву между Трильби и татарской кошкой, предо мной и производит прекрасное впечатление». Видимо, кличка собаке дана в честь маленького шотландского эльфа – хранителя домашнего очага, героя популярной в 1820-х готической повести французского писателя Шарля Нодье «Трильби»…».  Как видите, М.С. Воронцов изъяснился абсолютно точно: «татарской кошкой», поэтому дискуссия на одном из интернет-форумов сегодня по поводу кошка здесь изображена или выдра, выглядит, по меньшей мере, странно и больше похожа на «утку». Попробуем разобраться.

Трильби

(2013 г.)

Воронц. дворец. Трильби. Начало ХХ века

(начало XX века)

  Итак, Шарль Нодье. Сегодня это имя ничего не говорит современному читателю, однако, во Франции его считают родоначальником мистической литературы. Излюбленными героями Нодье были демоны, духи, эльфы, вампиры. Задолго до «Графа Дракулы» он ввел в литературу этих кровожадных персонажей.

        Шарль Нодье (29.04.1780 – 27.01.1844) – представитель раннего романтизма. Почти всю жизнь он проработал в военной библиотеке Парижа, владел несколькими языками. Ему приписывают заслуги в «открытии» Виктора Гюго, а литературные вечера, которые он устраивал у себя дома, сплотили вокруг него группу писателей, ставших впоследствии славой Франции. Проспер Мериме взял на себя роль добровольного биографа Нодье. Благодаря этим записям можно восстановить события, связанные с «Трильби».

       В 1820 году Шарль Нодье оказывается в Шотландии, где знакомится с произведением Вальтера Скотта «Письма о демонологии и колдовстве». Попав под обаяние английского романтика, Нодье пишет и опубликовывает в 1822 г. небольшую повесть «Трильби» (в оригинале «Trilby ou le lutin d’Argail» —  «Трильби или эльф из Аргаиля»). Дословно «Trilby» переводится с английского как «фетровая шляпа». Некоторые исследователи считают, что Трильби – это уменьшительное от слова «тролль» — домовой.

      У Нодье Трильби – чрезвычайно добрый и милый домовой, живущий в доме рыбака в Шотландии. Он так привязывается к хозяйке дома, что после ее смерти, будучи изгнанным из дома как нечистая сила, поселяется на кладбище и оплакивает могилу женщины. Нодье в заключении пишет, что тот, «кто имеет уши», и сегодня может услышать его жалобные стоны.

       Повесть сразу стала настолько популярной в Европе, что даже появился специальный  термин – «трильбимания». В том же, 1822 году, Адольф Нури пишет сценарий для балета по сюжету повести Нодье, но под другим названием – «Сильфида». Спектакль был поставлен главным балетмейстером Датского Королевского балета  Огюстом Бурновиллем в 1830 году на музыку Германа Северина, а затем Люсиля Грана. «Сильфида» впервые была представлена зрителям в Ковент-Гардене в Лондоне в июле 1832г., в России – в 1837г.,  в Италии – в сезоне 1837-1838 годов. В самой Дании премьера состоялась 28 ноября 1836 года.

         В основу балета положен сюжет из «Трильби», но сценарий изменен до неузнаваемости. Домовой превратился в крылатую лесную нимфу Сильфиду, рыбак – в крестьянина, а вся история заканчивается победой злых сил. Любопытно, что, согласно  либретто,  существо потустороннего мира, Сильфида, как и Пери Т.Мура, влюбляется в земного человека. Поразительная рифма сюжетов, и оба, заметим, попали в Алупку!

        Во Франции первая версия «Сильфиды» с хореографией Филиппо Тальони на музыку Ж.-М. Шнейцоффера впервые показана в Париже в 1832 году. В сценарии тоже произошли кардинальные изменения, аналогичные датской версии.

        В 1871 году на сцене Мариинского театра в Петербурге ставится новый вариант балета в хореографии Мариуса Петипа на музыку Юлия Гербера. Главную партию исполняет ведущая балерина Императорского балета Варвара Никитина. В 1904г. на сцене Парижской оперы эту партию танцевала Анна Павлова, именно эта хореография и станет общемировым эталоном. Первоначально у Петипа балет имел название  «Трильби, демон камина», хотя и здесь изменения были весьма существенны. Даже действие из Шотландии перенесено в Швейцарию.

Итак, понятно, что кличка любимому сеттеру М.С. Воронцова была дана не случайно. Теперь, проходя мимо фонтана «Трильби» в Алупкинском парке, зритель может мысленно перенестись на берега «туманного Альбиона» и освежить в памяти имя незаслуженно забытого Шарля Нодье.