Баннер: Правительство Республики Крым Баннер: Министерство культуры Республики Крым Баннер: Минкультуры России Баннер: Культура.РФ Баннер: «Культура. Гранты России» Баннер: Карта гостя Крыма и Севастополя Баннер: Памятные  даты  военной  истории  Отечества
Арабская дача

Ковалевская Н.А., старший научный сотрудник

В феврале 2020 года в Доме-музее К.И. Чуковского (Переделкино) открылась выставка, посвященная 100-летию со дня рождения Марии Чуковской (1920–1931), младшей дочери замечательного советского писателя Корнея Ивановича Чуковского (1882–1969). Несмотря на юные годы, Мурочка обладала незаурядным литературным талантом. Но прогрессировал костный туберкулез, причиняя ей и родителям неимоверные страдания. Надеясь на спасение дочери, осенью 1930 Чуковский решает ехать в Крым, в Алупку, где в 1902 был открыт первый в России санаторий для детей больных костным туберкулезом. После смерти доктора медицины А.А. Боброва (1850–1904) на протяжении тридцати лет руководил лечебным процессом доктор Петр Васильевич Изергин.(1870–1936).

Лечение не дало ожидаемых результатов, после отчаявшегося Изергина лечил Мурочку его преемник, молодой врач Леонид Николаевич Добролюбов. Безнадежно больную Мурочку пришлось выписать из санатория. Родители подыскали в Алупке частную квартиру у доктора Михаила Викторовича Овсянникова по улице Третьего Интернационала, 4. Доктора Овсянникова местные жители называли бессребреником, за лечение денег не брал. Доход приносили дачи, сдаваемые внаем, одна из них носила название «Арабской». Фотографию дачи хранила москвичка Нина Германовна Рославлева (1917–1998): её тетя Нина Ивановна Любимова работала в санатории Боброва в приемном покое. От Любимовой и Александры Николаевны Ходалевой (экономка Чуковских в Алупке) Рославлева приняла все заботы по сохранению могилы Мурочки, став её бессменным единственным смотрителем. Она посадила там экзотическое растение – юкку.

Недолгая жизнь Мурочки оборвалась ночью 10 ноября 1931 года. Через три дня (13 ноября) на старом церковном кладбище, расположенном недалеко от «Арабской дачи», состоялись похороны. После похорон родители пешком шли в санаторий Цекубу  (Гаспра). Вдали от чужих глаз, на окраине Алупки, подошли к водопаду Хаста-Баш и предались горю и отчаянию, вспоминая дочь. Рисунок могилы на склоне, огражденном сеткой-рабицей, Корней Иванович зарисовал на листке в клеточку. А потом «нищие, осиротелые, смертельно истерзанные» (из записи в дневнике писателя) Чуковские прибыли в Москву.

В 1932 и в 1936 писатель бывал у могилы Мурочки, он пригласил бригаду каменотеса (потомка одного из строителей Воронцовского дворца) Ивана Дмитриевича Боровкова. Больше сведений о посещении кладбища Чуковскими нет. Поэтому табличка с именем Мурочки четырежды возникала в разных частях церковного кладбища. Сейчас две таблички с одинаковым текстом укреплены на железном кресте. Одна из них установлена по просьбе внучки К.И. Чуковского Елены Цезаревны. Она была уверена, что её знакомая ялтинская журналистка Майя Карабанова в 1990-м нашла подлинное место захоронения. Но в частной беседе Карабанова призналась, что установила место могилы приблизительно. Потом эту же могилу «обрели» севастопольские некрополисты.

Вдумчивый внимательный читатель обязательно обратит внимание на рисунок писателя и на запись от 27 сентября 1936 года. Группа каменщиков из пяти человек во главе с Боровковым занималась приведением в порядок могилы на протяжении двух дней. Такая большая по объему работа совсем не просматривается  на ровном месте у креста с двумя табличками! А на могиле с юккой, за которой ухаживала Н.Г. Рославлева, видна мощная каменная кладка, укрепившая крутой склон. Думается, что в юбилейный год было бы правильным  восстановить подлинную могилу Мурочки на склоне над церковью Святого Архистратига Архангела Михаила.

Здание «Арабской дачи» не сохранилось, но место её нахождения можно без труда найти по памятнику подпольщикам братьям Говыриным. Ниже у дороги можно увидеть секвойю и ручей, они упомянуты в дневнике и письмах Чуковского. Не сохранилась деревянная колокольня, под которой отдыхала в последние дни жизни Мурочка, точное место колокольни указала местная жительница Тамара Тимофеевна Селиванова.

С «Арабской дачей» связано имя поэта серебряного века Александра Сергеевича Черемнова (1881–1919). Он родился в Псковской губернии, служил учителем в земской школе, писал стихи. Молодому поэту оказывала поддержку Мария Павловна Миловидова (1852–1917), и в своих письмах И.А. Бунин (1870–1953) всегда просил передать поклон М.П. Миловидовой, приемной матери Александра Сергеевича. Достоинства и недостатки стихов лично разбирал Максим Горький, поверивший в его талант. После трагической смерти Миловидовой А.С. Черемнов оказался в тяжелом материальном положении, жил в Алупке у Овсянниковых, квартировал в «Арабской даче». В России бушевала гражданская война и, не имя сил к сопротивлению, во время депрессии поэт покончил с собой в Алупке на берегу моря. Несколько стихотворений 1910-го года он посвятил нашему городу – «Алупка», «Ночь в Алупке», «Ай-Петри». Именно Черемнов нашел созвучие слов «Алупка» –  «голубка»:

Точно белая голубка,
Притаившись за холмом,
Дремлет тихая Алупка
В светлом сумраке немом…