Баннер: Правительство Республики Крым Баннер: Министерство культуры Республики Крым Баннер: Минкультуры России Баннер: Культура.РФ Баннер: Карта гостя Крыма и Севастополя Баннер: Год театра Баннер: «XXIX Всемирная зимняя универсиада»
MENUMENU

Галина Пинхасова

Перед этой картиной, выставленной в Шуваловском корпусе Воронцовского дворца в Алупке, всегда надолго задерживаются экскурсанты. Некоторые приходят сюда вновь и вновь, часами вглядываясь в изображение. Ее автор — Архип Иванович Куинджи.

Христос в Гефсиманском саду

(«Христос в Гефсиманском саду»)

Картины этого художника, пронизанные необыкновенным светом всегда вызывают у зрителей неадекватные ощущения, но никого не оставляют равнодушным. Творчества Куинджи должным образом было высоко оценено еще при жизни замечательного живописца. Особый успех выпал на долю таких его полотен, как «Ночь на Днепре» /i860/, «Березовая роща»/1878/ и «Днепр утром» /1882/.

Загадочен свет на полотнах Куинджи, загадкой в жизни художника стал тот факт, что в разгар своей славы он перестал показывать свои картины, участвовать в выставках. Он «замолк» более чем на двадцать лет, практически до самой смерти. Что же толкнуло художника на этот столь исключительный шаг? Некоторые исследователи, как например Н.Н Новоуспенский, считают, что это решение появилось в результате крайне обостренного чувства общественной ответственности. Да, в какой — то степени и гражданский шаг, но, скорее всего тут речь идет о душевном, духовном переломе. Ведь для Куинджи жизнь — это творческий поиск, искусство эксперимента.

Перестав выставляться, художник, тем не менее, продолжал много писать и создал эскизы и композиции, отличающиеся высоким мастерством живописи, смелостью и эпическим обобщением. Его посмертное наследие включает в себя белее пятисот произведений, значительная часть которых написана в Крыму.

На ЮБК Куинджи приобретает недвижимость: в районе Кацивели, в Алупке и самое обширное имение /более 225 дес./ с девственной природой, с причудливой красоты прибрежной полосой и скалой Узуи-Таш в Кикинеизе. Его он особенно любил и часто изображал. В настоящее время этот некогда божественный уголок обезображен производимым тут строительством. А когда-то сюда, в ЭТО царство природы Куинджи привозил на пленер своих учеников: Н.К. Рериха, К.Ф. Богаевского, А.А. Рылова, М.П. Латри, В.И. Зарубина и др. Впоследствии многие из них получили всемирную известность, создали новое направление в русской пейзажной живописи.

К Куинджи, как магнитом, притягивало людей ищущих, целеустремленных. Их покоряло в нем преданность искусству, доброта и отзывчивость ко всему живому. Об этом красноречиво свидетельствовала огромная толпа бедняков, шедшая за гробом художника в день его похорон. Даже птицы, которых он очень любил и кормил, после его смерти еще долго летали над Петербургским домом, оглашая криками окрестность.

О нравственной красоте Куинджи, о его мятущейся душе рассказывает картина «Христос в Гефсиманском саду». Ее первый и единственный при жизни художника показ являлся исключением в период «молчания» и состоялся 4 ноября 1901г. в мастерской Архипа Ивановича. Туда были приглашены его друзья: Д.И. Менделеев с женой, художник М.П. Боткин, писательница Е.П. Леткова, архитектор Н.В. Султанов, а также некоторые ученики. Участник показа И.И. Ясинский восторженно писал в статье под интригующим названием «Магический сеанс у А.И. Куинджи»: «Опять собрался в складки черный коленкор — и мы увидели темный густолиственный кедровый и масленичный сад на горе Елеонской с ярко-темно-голубой прогалиной посредине, по которой, облитый темным лунным светом, шествовал Спаситель мира. Это — не лунный эффект, это — лунный свет по всей своей несказанной силе, золотисто-серебряный, мягкий, спивающийся с зеленью деревьев и травы, и пронизывающий собою белые ткани одежды. Какое-то ослепительное, непостижимое видение…” \4\

Картина потрясла зрителей. Она не была похожа ни на какие другие произведения художников-современников, обратившихся к евангелической теме. А в России на рубеже столетий она приобрела особое значение. К ней в 1880-1890 гг. пришел Н.Н. Ге, в картинах «Что есть истина?», Голгофа», “Распятие”. /5/ К этим работам по духу и живописному подходу близко произведение И.Е. Репина «Иди за мною, сатана» /6/. Данным картинам предшествовала работа И.Н. Крамского “Христос в пустыне” /1872г./ и длительная по времени разработка полотна «Хохот» /7/. В 1887-88 гг. произведения В.Д. Поленова «На Генесарейском озере», «Христос и грешница», написанные вскоре после его путешествия по Востоку и Греции /1881 — 1 882 гг./ /8/.

У всех перечисленных художников Иисус Христос представлен либо как бунтарь, либо как  миссионер, но во всех указанных случаях он — смертный человек. На такое восприятие Спасителя этих художников, вероятно, натолкнуло сочинение историка-востоковеда Эрнеста Ренана /9/, которым в то время особенно увлекалась русская интеллигенция. Куинджи подошел к образу Иисуса по иному. Вглядимся в картину. В ней нет прозаической описательности, немногие детали приобретают символический смысл. Отталкиваясь от евангельского текста, от реальных, форм и красок природы, Куинджи гиперболизирует их, создает декоративно- плоскостную живопись. Цветовая гамма произведения является как бы развитием, продолжением широко известной картины Куинджи “Ночь на Днепре”.

В полотне «Христос в Гефсиманском саду, как ни в каком другом его произведении выражен живописный метод, получивший название «куинджиевского пятна», основанного на сопоставлении освещенных и затемненных цветовых плоскостей. Этот живописный прием был выработан художником благодаря наблюдениям над южной природой и изучению творчества швейцарского живописца А. Калама /10/ . Выразительность художественных средств полотна «Христос в Гефсиманском саду” позволила художнику выйти за пределы конкретного сюжета. Именно в этом полотне волшебный свет, характерный для произведений Куинджи, материализуется в фигуру человека — Иисуса Назаретянина. Фигура Иисуса изображена схематично. Она освещена невидимым источником света так, что создается иллюзия свечения самого Спасителя. Невольно вспоминаешь евангельские строки: «Бог есть свет» /I Им. гл.1; 51/ «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» /Ев, от Иоанна, гл. 1;5/.

Свет, пришедший в мир, чтобы всякий верующий в него не оставался во тьме. Этим светом очерчены фигуры идущих за Христом, его продолжателей. Присмотревшись, мы различим фигуры трех взрослых и ребенка, «Поступающий по правде идет к свету, дабы видны были дела его, потому что они в боге сделаны», «Ибо всякий делающий злое ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличались дела его, потому что они злы» /Ев, от Иоанна гл,3; 20-21/. Последние строки относятся к тем, кто прячется среди гигантских деревьев сада — к римским легионерам, готовящимся схватить Иисуса Христа.

Попытаемся понять светоносную философию данного произведения. Тема «серебряной ночи», лунного света была одной из самых популярных в русской поэзии конца ХIХ-начала XX столетия. Особенно излюбленной она стала у поэтов символистов: А. Блока, А. Брюсова, К. Бальмонта, в стихах М. Волошина.

Зарождению художественного стиля символизма немало способствовала философия З. Соловьева,  значительно повлиявшая на искусство этого времени. В своей статье «Красота и природа» ученый называет выразителем мирового всеединства — свет. Свет, проникающий сквозь тьму и материю, символ борьбы с хаосом, символ порядка… По мнению Соловьева, «материя становится носительницей красоты через действие одного и того же светового начала, которое ее сперва поверхностно озаряет, а затем внутренне проникает, животворит и организует». В отличие от утреннего и дневного света, ночной, звездный — как считает философ, более совершенен и в нем; «Полнее… нежели в двух первых, осуществляется идея положительного всеединства» /11/.

Был ли знаком с философией Соловьева А.И. Куинджи мы не знаем. Более вероятным, думается, что в картине “Христос в Гефсиманском саду” отразилась мысль гностического учения, рожденного в IV веке нашей эры и получившего свое новое развитие в конце столетия. Согласно этому учению имя Иисуса Христа трактуется так: Иисус — искупление, «назар» — истина, а значит «назаретяник» — кто от истины. Гностическое учение обращено к внутреннему миру изолированного человека, в нем сочетается преодоление изолированности с соединением человеческого духа со всеобщей божественней духовной сущностью. Современный человек у гностиков обличается совершенным светом. /12/.

Следуя такой трактовке света в произведении «Христос в Гефсиманском саду» Куинджи, возникает вопрос — как же объяснить то, что фигура Иуды Искариота отмечена в ней ярким пятном света? Что это означает? Известна полемика, возникшая в русских литературных кругах того времени, о Иуде Искариоте, когда сложилось несколько совершенно разных точек зрения на его роль в земной жизни Христа. Они были высказаны М. Волошиным и А. Ремизовым. /13/.

“Может быть фигура Иуды выделена Куинджи как подтверждение мысли, высказанной М. Волошиным и А.Ремизовым. Они предполагали, что Иуда — самый лучший и преданный ученик Христа, принявший на себя тяжкий крест перед человечеством для того, чтобы-выявить божественную суть своего учителя. Или автор картины сделал такой акцент на фигуре Иуды в подтверждение слов Л. Андреева, считавшего его самым обыкновенным смертным, отребьем человечества. По Библии каждый из нас потомок Каина. Каина, который убил своего брата Авеля, значит каждый человек рождается с задатками своего библейского прародителя. И в руках каждого своей жизнью перебороть в себе сущность Каина, приблизиться к светочу мира.

У каждого живущего на этой земле есть своя Голгофа, свой Гефсиманский сад. Картина Куинджи «Христос в Гефсиманском саду” — результат духовного Гефсиманского сада» художника. Она говорит о нем как о глубоко верующем человеке, она — его духовное завещание.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Новоуспенский Н.Н. “Архип Иванович Куинджи”, M-Л 1961,с.8.

2. Неведомокий М.П., Репин И.Е., “А.И.Куинджи” С-П,Общество им. Куинджи, 1913, с.161-163.

3.  Куинджи в стенах Академии художеств занимался преподавательской миссией с 1893 по 1897г. В Крым он привез своих учеников в 1895г., а в мае 1898г. он исполняет свое обещание перед ними, отправившись с четырнадцатью молодыми художниками в заграничную поездку. Куинджи реформировал и оживил «Весеннюю выставку при Академии художеств». Создал общество, объединяющее художников Академии художеств, «Весенней выставки», «Товарищества передвижных выставок», «Союза русских художников», «Мира искусств», «Общества акварелистов» и «Новое общество художников”.

4.  Неведомский М.П., Репин И.Е., А.И.Куинджи, С-П, «Общество и у. Куинджи», 1913,с.162-163.

5.  “Что есть истина”?/1890/ ГТГ, уменьшенное повторение за 1893г. — в Одесском художественном музее, “Голгофа” /1893/ ГТГ; «Распятие» /1892-1894/ ГТГ, существует несколько вариантов — их местонахождение неизвестно.

6.  Их местонахождение неизвестно.

7.  “Христос в пустыне” /1872/ ГТГ; “Хохот” — незаконченная картина, ГРМ. 8. “На Генесарейском озере” /1888 ГТГ. «Христос и грешница» /I 893/ ГТГ.

разработка за 1886-1887 в ГРГ.

9.  Ренан Э. «Жизнь Иисуса», Киев, 1905

10.  Александр Калам /1810-1864/ — пейзажист, живописец, график, офортист и литограф. Изображал преимущественно горные и лесные ландшафты, впервые применил метод цветовых отношений.

11. Солевьев В. “Красота в природе” — кн,: «История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли» /ред. Овсянникова/ t.IV, первый полутом, М. «Искусство», 1964, с.558-564 .

12. Свенцицкая И.С., “Раннее христианство” страницы истории” .М., 1988

13. Гречишкин С.С., Лавров А.В., М.Волошин и А.Ремизов — в сб.: “Вопошинские чтения”.М.,1981