Menu

Выставка «Как мы жили… идеалы прошлого»(произведения соцреализма 40-50гг. XX века из коллекции Алупкинского дворца-музея). Находится выставка  на 3-ем этаже Массандровского дворца.

Ирина Плужник, зав. отделом экспозиций Массандровского филиала
Тихий И Д Приём в пионеры

Прогрессирующая
ностальгия

Время не повернуть вспять, и ностальгия является своеобразным ответным действием на это печальное обстоятельство, если, конечно, ностальгия сама по себе может быть прогрессивной. Однако сейчас целое поколение испытывает тоску по советскому, не слишком обеспеченному, но такому понятному и простому прошлому, эпохе ясно сформированных идей, которые убеждали и звали за собой.
Интерес к советской эпохе и советскому искусству разных периодов, в том числе, и к официальному искусству послевоенных лет, переживает свой подъем. Вокруг понятий «советская эпоха, советское искусство, советский человек» ведутся споры, выносятся самые неоднозначные оценки творцам и самому времени: сравнительно близкому и уже такому далекому.
На примере художественной выставки «Как мы жили… Идеалы прошлого», размещенной в восьми экспозиционных залах Массандровского дворца-музея, можно проследить, как тесно переплетались идеология и искусство в послевоенные годы, как лепилась мифологизированная история страны. Зритель словно окунается в свое недавнее прошлое, пытается что-то найти, посмотреть на хорошо знакомое нам или нашим близким старшего поколения ушедшее время другими глазами. Хотя, возможно, и наоборот, это наше прошлое не хочет отпускать нас.
Безусловно, определенная часть посетителей выставки будет воспринимать её как извлеченное из запасников собрание артефактов, которые способствовали формированию определенных исторических заблуждений. Но не будем спешить с оценками. В истории человечества мифы, отображенные искусством, наряду с идеологией, наукой были и остаются важными регуляторами человеческой жизни.

История коллекции

1940-50-е гг. были весьма плодотворными для украинского искусства. Успехам молодых мастеров способствовало реформирование художественного образования в республике, изменения в системе преподавания в художественных институтах и училищах.
О достижениях украинских художников свидетельствовало и их участие в работе всесоюзного масштаба, в частности, в декоративном украшении зданий Москвы. Скульптуры А. Е. Белостоцкого, А. П. Олейника, М. К. Вронского появились на здании Московского университета. Бригада украинских художников оформляла станцию московского метрополитена «Киевская». XVIII Всеукраинская художественная выставка, организованная сразу после освобождения Украины, ставила цель собрать кадры украинского искусства, а X Всесоюзная выставка 1949 г. ещё раз продемонстрировала успехи украинских художников.
Весной 1956 г. в Воронцовском дворце открылся музей изобразительного искусства, преобразованный в 1958 г. в архитектурно-художественный дворец-музей.
Коллекция живописи и скульптуры вновь созданного музея формировалась произведениями современных авторов, в том числе, работами художников, участвовавших в 1954 году в художественной республиканской выставке, посвященной 300-летию воссоединения Украины с Россией. Позже в музей произведения молодых экспонентов были переданы Дирекцией художественных выставок Украины в Киеве. Некоторые картины поступили в фонды Воронцовского дворца из Харьковского государственного музея изоискусств, Киевского музея украинского искусства, Ужгородского художественного музея.
Авторы, произведения которых сегодня представлены в залах Массандровского дворца, стали через годы Народными и Заслуженными художниками УССР и СССР, а тогда они шаг за шагом подтверждали свое мастерство: Михаил Дерегус, Михаил Хмелько, скульпторы Анатолий Белостоцкий, Василий Винайкин, Галина Кальченко, Галина Петрашевич.
Спустя почти шесть десятилетий их произведения вошли в экспозицию «Как мы жили… Идеалы прошлого». Большинство произведений, представленных на выставке, созданы в конце 1940-х-начале 1950-х гг., когда искусство социалистического реализма приближалось к своей кульминации.
Сегодня мы можем иначе взглянуть на этот творческий метод. Конкретные события, запечатленные на полотне, давно перестали быть повседневностью, превратившись в Эпоху.

Политика и поэтика

Кто сегодня помнит о Постановлении ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций»?
Однако результаты его таковы, что и сегодня, спустя 77 лет, огромная часть посетителей художественных выставок предпочитает произведения близких и понятных, «красивых», похожих друг на друга, хотя и совершенно разных художников.
Казалось бы, постановление 1932 г., согласно которому вместо противоборствующих группировок возникали союзы композиторов, писателей, художников — факт отрадный и позитивный. Но для творчески самобытных деятелей искусства единый Союз советских художников был подобен Прокрустову ложу: все, выходящие за рамки привычного, чья творческая индивидуальность не соответствовала представлению о «социалистическом реализме», могли быть «уравнены». Каждый мастер вставал перед выбором — уверенное творческое «Я» бескомпромиссного творца или принятие и понимание того времени, в котором он жил.
Тем не менее, именно в этот период создаются лучшие произведения виднейших советских мастеров: Нестерова, Корина, Сарьяна, Грабаря, Пластова, Шовкуненко и др. Первое послевоенное время было наполнено окрыляющим чувством надежды после Великой Победы, рождавшим Большую Мечту.
В послевоенные годы это настроение владело определенной частью советской творческой интеллигенции, поэтому некоторые исследователи советского искусства в 70-е годы 20 в. называли послевоенный период в искусстве «второй поэтикой» (период «первой поэтики»,был, по их мнению, после Октябрьской революции в 1920-30-е г.г.).
За несколько десятилетий своего существования соцреализм прошел различные этапы своего развития, но расцвет коммунистической идеологии пришелся на конец 1940 — начало 1950-х г.г.
Произведения, обращенные к широким зрительским массам, требовали полной ясности и доходчивости художественного языка. Эстетическим образованием и художественной культурой страны руководила Академия художеств СССР, воссозданная в 1947 г.
Одной из проблем, наряду с партийностью и народностью искусства, в 1940-50-х г.г. ставился вопрос о «типических характерах». Важность проблемы заключалась в том, что отрицательным типам не было места в советской культуре. В искусстве новой действительности непременно должно было присутствовать положительное начало.
В иерархии художественных жанров первое место заняла тематическая картина, затем — парадный портрет и бытовой жанр. Эту тенденцию и пытались отразить экспозиционеры, создавая выставку «Как мы жили… Идеалы прошлого».

Новые герои
новой современности

В 1950-х годах утвердилась советская портретная классика, в основе которой лежала общность творческого метода, традиций и интернационализма.
У советских портретистов формировался глубокий пиетет к современнику, победившему в тяжелейшей II Мировой войне.
В советском искусстве возникает новая социальная типология объекта изображения. Колхозник, ударник труда, комсомолец — все эти новые герои современности требовали от художника совершенно новых средств типизации. Их настойчиво требовал и обновленный тип интеллигента.
В портретном искусстве послевоенных лет значительно расширился круг портретируемых лиц. Художников все более начинают привлекать образы обыкновенных, рядовых людей.
Галерея портретных образов, созданных В. П. Хитриковым, С. А. Кириченко, В. Я. Савенковым, Г. М. Щегалем, Ю. В. Щербатенко, А. А. Коцкой, открывает экспозицию «Идеалы прошлого». На полотнах — разные типажи и различные художественные трактовки.
Характер художника всегда национален и в портретном искусстве отражаются национальные особенности автора.
Колхозница с книгой. 1951г.
Перед зрителем — женский портрет «Колхозница с книгой» Андрея Коцки, уроженца г. Ужгорода, ученика известных закарпатских мастеров — А. Эрдели и. Бокшая.
Люди села — главные герои произведений этого мастера. В портретных работах он выступает как тонкий лирик, умеющий проникнуть в душевные переживания модели. Андрей Андреевич Коцка продолжил жанр «крестьянского портрета», развитым в 1950-е г.г. творчеством А. Пластова. Женские крестьянские образы занимают центральное место в творчестве мастера и напоминают образы закарпатских крестьянок Альберта Эрдели.
Но полотне не просто отражен облик женщины Закарпатья, но и красота родного народа.
В «Колхознице» переплелись тенденции критического реализма и тяготение к возвышенному, просветленному образу, что составляет особую атмосферу женских портретов художника: необыкновенно одухотворенных и исполненных земной красоты.
Мягкая моделировка лица, озаренного улыбкой, большие лучистые голубые глаза — героиня художника приковывает внимание обрисовкой характера: сколько душевного обаяния, теплоты, внутреннего достоинства в молодой женщине.
Оптимистическое начало образа выявлено мажорным колоритом, контрастом сочных ярких и темных красок, звучным национальным колоритом. Образ четко индивидуализирован и одновременно глубоко типичен.
По мнению советских исследователей, серия женских портретов кисти А. Коцки середины 1950-х годов является одной из «наиболее радостных, окрыляющих удач всей украинской живописи».
В послевоенное десятилетие советские художники обращаются в творчестве к типу героизированного портрета. Такова представленная на выставке работа Хитрикова В. П. «Портрет героя революции 1905 г.».
Портрет участника революции 1905г.- К
Основа характера персонажа сложная, соответственно сложно и живописное решение портрета. Суровое начало образа выявлено жесткой моделировкой лица, темным пятном одежды. Перед зрителем — натура волевая, решительная, цельная.
Примером психологического портрета, типичного для 1940–50 г.г. может служить представленный в экспозиции «Портрет корейской актрисы Ан Сон Хи», созданный в 1952 г. Григорием Щегалем — профессором живописи художественного института им. Сурикова и преподавателя художественного факультета Всесоюзного института кинематографии.
Портрет Ай-Сон-Хи.
Портрет молодой женщины исполнен с живописной достоверностью. Мастеру удалось воплотить образ актрисы — «человека с тысячью лиц», угадать главную черту своей героини и сконцентрировать её в едином моменте.
Внутренняя динамика модели поддержана темпераментной кладкой красок. Эмоциональность образа подчеркнута цветовыми контрастами. Художник не ограничился раскрытием принадлежности модели к определенной сфере деятельности. Актриса Ан Сон Хи ещё и красивая женщина, что определило содержательную основу портрета.
Однако мы ещё угадываем в модели выраженный яркий характер. Портретируемая — натура сложная, горделивая, с сильно выраженным чувством собственного достоинства, не без оттенка очаровательного своенравия. Прямая осанка контрастирует с легким наклоном головы. Точеные формы лица, обрамленные волнистыми волосами, вздернутые брови придает облику молодой актрисы удивительное очарование.

Нормы
и ложный пафос

В искусстве тяжелого послевоенного десятилетия отразились противоречия советского времени: с одной стороны — успехи в строительстве социализма, в развитии новой культуры, с другой — миллионы необоснованно репрессированных, культ личности Сталина. В произведениях художников проступало поверхностное, приукрашенное отражение жизни, зачастую вынужденное.
«Ложный, ходульный пафос, помпезность», по мнению советского искусствоведа Л. С. Зингера, к сожалению, в тот период составляли основу множества портретных полотен. Нередко внешний показной блеск подменял художественную глубину и выразительность образа.
Серьезным недостатком послевоенного портрета была и нормативность образного решения многих портретов. Сбрасывалось со счетов необходимое условие объективности портретного образа. Главным, а подчас и единственным критерием ценности портрета считался выбор актуальной темы и соответственно — актуальной модели.
Из года в год появлялось много необъективных работ, сильно давали себя знать тенденции ложной идеализации, парадность, помпезность в изображении облика современника.
Это проявилось и в портрете Кириченко С. А. «Портрет героя социалистического труда С. Д. Выштак».
Портрет героя Соц.Труда С.Д. Выштак.
Образ скромной труженицы подан достаточно шаблонно, модель теряется на ярком фоне красного знамени, а на полотне доминирует не персонаж, а многочисленные награды на лацканах её пиджака, что в первую очередь отмечает зритель.

Исторический
портрет

Важным фактором, оказавшим влияние на развитие украинского искусства, было постановление советского правительства о праздновании 300-летия воссоединения Украины с Россией и тезисы, опубликованные Центральным Комитетом партии к этому юбилею.
К проведению XII Всеукраинской художественной выставки, а также экспозиции изобразительного искусства Украинской ССР в Москве в 1954 г., художникам и скульпторам предписывалось обогатить новыми темами содержание исторического жанра.
Офортист и прекрасный рисовальщик Михаил Гордеевич Дерегус, впоследствии Народный художник СССР, проявил себя в послевоенные годы преимущественно в книжной графике. Однако в эти же годы он создает талантливые портреты и тематические картины.
В зале выставки, посвященном теме украинской истории, представлена его композиция «Переяславская Рада». Художник изобразил момент, когда Богдан Хмельницкий и Бутурлин вышли из собора и сообщили народу о подписании Переяславского договора.
Дерегус М Г Переяславская Рада
Критика, отметив удачный сюжет, тем не менее, в духе времени указала, что «Переяславская Рада» М. Дерегуса — театральна, мешает зрителю почувствовать активную силу народа — творца истории, что «скучно расставленные… на первом плане персонажи почти в один ряд, замыкают композицию и нарушают связь представленного на картине с воображаемым действием вне её. Это создает впечатление, что изображенная на картине сцена отделена от зрителя рампой. Этот композиционный недочет… определил в значительной мере отсутствие жизненной убедительности изображенной сцены. В картине М. Дерегуса нет ощущения, что народ — герой картины».
Такие достаточно жесткие строки о полотне художника читаем в «Очерках советской Украины», изданных Академией художеств СССР и институтом теории и истории изобразительных искусств в 1957 г., впрочем, резкий невоздержанный тон критики был характерен для того периода. Сегодня, спустя 55 лет, эта работа достойно представляет исторический жанр в коллекции советской живописи музея.
Советские искусствоведческие издания и художественная критика отмечали, что на выставках 1940-50-х г.г. появлялось достаточно много исторических портретов, в которых трафаретность и приукрашенность подменяли душевную глубину образов. Зритель той поры на вернисажах часто сталкивался с «подслащенными» «Ломоносовыми», «Пушкиными», «Богданами Хмельницкими». Однако это ни в коей мере не относится к портретам «Богдан Хмельницкий» М. Дерегуса и М. Хмелько.
Художник Михаил Иванович Хмелько, ставший к 1954 г. наряду с М. Дерегусом, известным мастером исторического жанра, лауреат государственной премии СССР, Народный художник СССР, на Всесоюзной выставке 1954 г. представил также портрет гетмана Украины и лидера национальной революции Б. Хмельницкого.
Сейчас два портрета с изображением Б. Хмельницкого — кисти М. Дерегуса и М. Хмелько, с различной трактовкой образа, расположены в одном экспозиционном зале.
Богдан Хмельницкий
(ХУДОЖНИК М. ДЕРЕГУС).
Хмелько М Богдан Хмельницкий
(ХУДОЖНИК М. ХМЕЛЬКО)
«Богдан Хмельницкий» М. Хмелько явился безусловной удачей живописца. Портретный образ отличает психологически выразительное внутреннее сходство с исторической личностью, техническая завершенность, четкость рисунка и живописной формы. Лицо гетмана исполнено строгой решимости, готовности к борьбе. Внутренняя напряженность персонажа подчеркнута суровым колоритом. Сила воздействия на зрителя не только в похожести, сколько в духовной значительности этой сложной исторической личности.
Представленная серия портретов выставки, как в зеркале, отражает тот короткий отрезок времени из жизни страны, на протяжении которого сформировалась сложная, многогранная, богатая яркими проявлениями творческих индивидуальностей единая система. Единая не только по коммунистической направленности и методу, но и по человеческим качествам, своеобразию «духа» советского искусства. Многие из этих произведений не только с честью выдержали проверку временем, но и вошли в историю отечественной культуры.

Образы вождей
и комиссаров

Тематический отбор в искусстве 1940-50-х г.г. выстраивался как четкая иерархическая система тем и сюжетов. Рассказ художников о революционной деятельности предполагал обращение к историко-революционному жанру и жанру советской батальной картины, посвященной победам Красной Армии в Гражданской войне.
Затем шел индустриальный жанр, являвшийся своеобразной хроникой социалистической реконструкции государства и советских пятилеток. Художники выводили на авансцену образы коммунистических вождей, комиссаров и командиров Красной Армии. Именно через них можно было доходчиво продемонстрировать высокие идеалы созидателей нового мира, придумать свою мифологию построения светлого будущего, той самой Большой Мечты.
Останавливаясь перед монументальным полотном выпускника Киевского художественного института В. Д. Кравченко «В сальских степях» (1953 г.,), невольно задумываешься: может ли сегодня кто-то из выпускников художественных вузов осилить такие большие полотна (184 на 305 см) с тонкой прорисовкой отдельных деталей?
Кравченко В Д В сельских степях 1953г
Идеологически картина «В сальских степях» соответствует всем канонам соцреализма. Персонажи дипломной работы В. Д. Кравченко — известные на всю страну герои, воспетые в литературе и фольклоре: маршал СССР С. Буденный, К. Ворошилов — «первый красный офицер», А. Пархоменко.
В картине присутствует эпичность и гиперболизация происходящего. Образную содержательность полотна определяет драматургия сюжета: герои картины, изображенные в центре полотна, совещаются на фоне боя, о приближении которого свидетельствуют рвущиеся на втором плане снаряды. Композиционное построение, колористическое решение играют подчиненную роль. Акцент молодой художник сделал не на констатации исторических фактов, а на переживании минувшего и настоящего, которым хотел поделиться с современниками. Образы хрестоматийны и узнаваемы, ассоциируются в какой-то степени с «Богатырями» Васнецова.
Образ вождя мирового пролетариата В. И. Ленина был, выражаясь современным языком, особым брэндом Советской власти. Иконография вождя зависела от изменений его идеологического статуса в государственной символике: от воплощения воли революционного класса к «вечно живому вероучителю». Постепенно стирание индивидуальных черт исторической личности создало символ, что довершила наивность массового обывателя, искренне желавшего увековечить идеальный образ народного вождя.
Однако художественные достоинства превалировали над пафосом задачи, которую решал художник. Именно это справедливо можно отнести к портрету — скульптуре «В. И. Ленин в годы «Искры» 1953 г., исполненной Заслуженным деятелем искусств Валентином Ивановичем Знобой, также работавшим над историческим портретом.
Образ вождя мирового пролетариата представлен в экспозиции только скульптурой этого мастера, но какой! В. Зноба нашел такое удачное композиционное решение, которое устанавливает контакт со зрителем. Ленин показан к нему вполоборота, держа в руках большевистскую газету «Искра», издававшуюся подпольно.
В И Ленин в годы Искры 1956г
Даже суровая критика середины 1950-х отмечала работу В. И. Знобы «как удачную и интересную по замыслу статую». При всей сложности работы над историческим портретом, с одной стороны — скульптор сумел внести «человеческие» черты в типизацию образа вождя, обобщив природные свойства изображаемого, с другой — типизировал образ Ленина в соответствии с жесткими идеологическими требованиями, а также с требованиями внутренней логики модели.
В малой пластике образ героя гражданской войны Олеко Дундича мастерски воплотил Михаил Григорьевич Лысенко, в 1963 г. ставший Народным художником СССР. Эта скульптура, отлитая из металла в 1949 г., неизменно вызывает интерес у посетителя выставки, даже весьма далекого от отечественной истории и искусства. В 1940-50-х автор был уже довольно известным мастером, работавшим в области станковой и монументальной скульптуры. М. Г. Лысенко ещё до войны создал проекты памятников выдающимся советским военным и политическим деятелям: Ф. Дзержинскому, Н. Щорсу, М. Фрунзе, Г. Котовскому, а также классикам русской литературы — Н. В. Гоголю, А. М. Горькому.
В послевоенное время накопленный творческий опыт выдвинул скульптора в ряд лучших ваятелей страны. Советское государство поручило ему оформление Советского павильона на международной выставке в Нью-Йорке 1939 г.
В небольшой по размерам скульптуре «Олеко Дундич» мастер сумел убедительно передать характер легендарного героя гражданской войны. Красив и динамичен силуэт персонажа, изображенного в момент напряженного боя на горячем коне.
Олеко Дундич
Мастерское владение формой пластики свидетельствует о следовании мастера классическим традициям. Жест отведенной назад руки, крепко держащей шашку, придает героическое и воинственное звучание фигуре всадника. Сегодня этот образ может восприниматься и как своеобразная утопия мировой революции.

Перестроим лиру
на индустриальный лад!

Часть экспозиции посвящена теме труда и социалистического строительства. Макрособытия новой эпохи призваны были отображать на полотнах художники всех возрастов и рангов. Индустриальные пейзажи 1930-50-х гг. могут служить примером жестких ограничений со стороны официальной идеологии на свободную интерпретацию художниками исторических реалий.
Изображая стройки «сталинских пятилеток», живописцы должны были передавать содержание главного мифа: веры и убеждения бывших низов в сопричастность власти, изменившей ход истории.
Посетители выставки всегда заинтересованно останавливаются перед большим полотном Константина Федоровича Богаевского с лаконичным названием «Строительство», созданном в 1934 г. и изображающим возведение днепровской гидростанции.
Богаевский К Ф Строительство 1934г
Тонкий лирик, певец Киммерии, чья живопись полна романтических устремлений, по поручению в 1930 г. творческого союза «Всекохудожник», а отчасти поддавшись уговорам друзей, приехал на Днепрострой — масштабнейшую стройку СССР. «Если бы не твои настояния и убеждения ехать туда, — писал он другу, — я бы предпочел остаться дома и свою лиру не перестраивал бы на индустриальный лад».
Тем не менее, Константин Федорович, будучи пожилым человеком, тяжелым на подъем, увлекся новой для себя темой и невиданным размахом работ. Мастер энергично писал строительство Днепровской ГЭС. Днепрострой виделся ему «городом будущего», этой теме он посвятил 13 больших полотен. Казавшийся фантастическим замысел перекрытия Днепра сам по себе не мог не увлечь художника.
Постоянное совершенствование Богаевским в прошлом композиционного строя своих работ положительно сказалось при обращении мастера к индустриальному пейзажу. Картина «Строительство», представленная в экспозиционном зале, привлекает неожиданным, новым решением. На фоне широкой панорамы стройки, где задействованы сотни людей и механизмов, слева монолитным гигантом доминирует над всем сама плотина. Художник, впрочем, изобразил строительство Днепрогэса, так же, как и ранее — природу, почти без участия человека: только на переднем плане — схематичное изображение рабочих.
В начале 1950-х на арене украинского искусства появляется новое поколение живописцев. Альбин Станиславович Гавдзинский, выпускник Одесского художественного училища, работал в области станковой живописи. Молодого художника не мог не заинтересовать размах строительства Каховской ГЭС на Днепре в начале 1950-х годов. Да и официальное искусство и творческие союзы требовали все живописные возможности использовать для документирования масштабных послевоенных строек.
Гавдзинский исполнил серию небольших этюдов, отображающих размах грандиозного строительства. 8 декабря 1953 г. Альбин Станиславович буквально «на одном дыхании» выполнил сразу три этюда: «Ограждение главного котлована от весеннего паводка», «На причалах», «В районе шпунтовой перемычки».
Кахова. На причалах.
(«На причалах»).
Для зрителя обычно скучны индустриальные пейзажи с плавучими кранами, трубами, плотинами. Но на камерных по размеру холстах этого художника вдруг неожиданно зазвучали импрессионистические нотки. Легкий мазок, удачно выбранный колорит сделали его работы необыкновенно живыми, интересными и достоверными. На первый взгляд незаметное изображение людей рядом с тяжелой строительной техникой не теряется, поскольку написано живо и динамично, их присутствие достаточно ощутимо.

Украинский пейзаж

Собрание советской живописи Алупкинского музея-заповедника включают замечательные пейзажи ведущих мастеров украинского искусства послевоенного времени: С. Шишко, П. Шигимаги, Л. Чичкана, Л. Мучника, П. Слеты и др.
В украинской живописи 1940-50-х заметное развитие пейзажный жанр. Все больше внимания уделяется проблемам мастерства, живописной культуры, стремлению отобразить современность в поэтически обобщенных образах, все чаще оставляя на втором плане идеологические требования «партийности» и «народности». Однако и в сталинские, и в послесталинские времена все ещё сильны были каноны официального стиля, часто попиравшие лирико-романтическую тенденцию, как отход от стереотипа метода.
Среди плеяды мастеров пейзажной живописи выделялось творчество Народного художника УССР Сергея Федоровича Шишко. Произведения автора, являющиеся подлинным украшением коллекции, привлекают оригинальной колористической гаммой, своеобразным воплощением природы Украины. Утонченным мастерством отмечены пейзажи мастера, созданные в 1955 г. и сейчас экспонирующиеся на выставке. В работах «Ранняя зелень. Карпаты», «Весна в Закарпатье» С. Шишко сумел передать яркую, сочную, и в то же время величественную природу Закарпатской Украины, с тонким лирическим оттенком.
Но и произведений этого автора коснулась «суровая длань» критиков-искусствоведов, поскольку слишком личностны они были по смыслу и форме, слишком свободны в интерпретации темы. В обзорах послевоенных вернисажей художника будут упрекать за «этюдность, внешнюю красивость, манерность фактуры» в изображении природы социалистической Украины, требуя идейной направленности и непременного созвучия его пейзажей советской современности.
В конце 1950-х гг. Шишко С. Ф. достигает в пейзаже подлинного мастерства: его темпераментная живопись отличается особой сочностью, а насыщенный цвет — чистотой и звучностью.

«Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»

Попав в зал, посвященный теме советского детства, у посетителя часто возникает ощущение, что время повернуло вспять. На стенах, в пределах скромной экспозиционной площади, развернулась мистерия детского счастья, каким его представляли в послевоенное десятилетие.
Верой в счастливое будущее пронизано небольшое по размерам плотно И. Юхно и А. Гуревич «Летом»: девчонки-подростки на залитом ярким солнцем пригорке на фоне необозримых колхозных полей, смеющиеся лица детей, играющих на птичьем дворе, залитом солнечным светом, в картине Т. А. Хитровой «Друзья» .
Зритель непременно останавливается у дипломной работы выпускника Киевского художественного института «Прием в пионеры» Ивана Антоновича Тихого, впоследствии получившего звание Заслуженного деятеля искусств УССР, ученика известных живописцев — С. Григорьева и В. Костецкого.
Тихий И Д Приём в пионеры
Послевоенная живопись призвана была создавать яркие, типические образы советских детей, подобно тому, как это воплотили в литературных произведениях А. С. Гайдар, Л. А. Кассиль. Так же, как и у профессора С. Григорьева, чья картина «Пионерский галстук» располагается в том же зале, в работах И. Тихого основную роль играет хорошо срежиссированный сюжет, повествовательность, выразительные психологические характеристики персонажей.
Сцены картин двух художников, учителя и ученика, переносят гостей выставки старшего и среднего поколения в далекое пионерское детство, подкупают теплотой, детской непосредственностью. Сейчас, да и тогда, в далеких пятидесятых, зритель менее всего склонен был видеть в юных типажах — пионерах будущих убежденных борцов за дело коммунистической партии. Перед нами обычная детвора: сосредоточенная отличница, её непоседливая одноклассница, теребящая только что повязанный галстук, так и не проникшаяся важностью момента.
Скульптурный портрет кудрявого В. И. Ленина в детстве, введенный в композицию на втором плане, — не только непременный атрибут эпохи, но и воплощенный в гипсе пример для подражания.
Детский портрет был очень популярен в советском искусстве в 1950-х. Л. И. Лесницкая («Портрет дочери») и В. И. Зарецкий («Ремесленник») создали интересные детские образы, положительные, индивидуализированные, но тем не менее, не похожие на хрестоматийных «пай-девочек и мальчиков». Оба персонажа отличают теплота, задушевность, глубина проникновения живописцев в детскую психологию.
Портрет дочери.
Ремесленник.
В собрании музея хранится одна из лучших работ Заслуженного художника Украинской ССР Н. Ф. Бортникова «Портрет Кончиты Родригес», созданный в 1952 г. юная испанка изображена в своей мастерской за лепкой скульптуры И. Сталина. Изящная фигурка черноволосой девушки выделяется на фоне стены с портретом её знаменитой соотечественницы — Долорес Ибаррури. Тонкое по колориту полотно, построенное на сочетании серых и зеленоватых тонов, несмотря на ярко выраженный идеологический подтекст, проникнуто лирическим настроением.

Сказка,
призванная стать былью

Ноты социальной эйфории были ощутимы в советской действительности, несмотря на полуголодные колхозы, кризис после «раскрестьянивания» деревни, не прошедший ещё в послевоенные годы, послевоенную разруху. Мечта о светлом пути и близком счастливом завтра объясняет лирико-романтическую тональность произведений, посвященных теме советского села.
Враг изгнан из Украины и советский колхозник — вновь хозяин своей эемли, может свободно трудиться и созидать на своей земле. Эта мысль стала лейтмотивом многих послевоенных произведений.
Теме послевоенного украинского села посвящен в экспозиции «Идеалы прошлого…» отдельный зал, где представлены произведения живописцев и скульпторов 1930-50-х годов Народного художника СССР Г. П. Светлицкого, И. И. Карася, ученицы А. А. Шовкуненко — Л. А. Семыкиной, Заслуженных деятелей искусств УССР Винайкина В. П., И. М. Гончара, Народного художника СССР Г. Н. Кальченко.
Иосиф Ильич Карась, уроженец Полтавщины, к художественной выставке 1954 г. создает лирическое полотно «Пшеница», продолжая традиции отечественной пейзажной живописи. Налитый спелый колос, клонится к земле, обещая изобильный урожай. Удачно выбранный солнечный, спокойный колорит придает пейзажу величавое настроение, навевая мысль о безбрежности родных украинских полей.
Пшеница. 1954г.
Перед художниками ставилась задача: увидеть и осмыслить самоотверженную работу в сельском хозяйстве, непременно при этом персонифицировав труд в образах рабочих и колхозников в труд-радость, труд-творчество.
Ученик М. И. Мурашко, И. Е. Репина, А. И. Куинджи — Григорий Петрович Светлицкий в 1934 г. создал картину «Ждут пароход», в которой с симпатией и добродушием показал будничную сценку из жизни колхозников.
Ждут пароход. 1934г.
На импровизированной сельской пристани собрался стар и млад деревенский люд. В плетеных коробах, корзинах — щедрый осенний урожай, который на поджидаемом пароходе должен перекочевать на городской рынок: огромные фиолетовые луковицы, красно-зеленые яблоки.
Олицетворяя благополучие советского колхоза, на крыше невзрачного дощатого строения реет небольшой ярко-алый флаг, в тон которому косынка на голове молодой девушки. Художник, как и все его товарищи по цеху той эпохи, должен был писать иллюзию богатой советской украинской деревни, ни на шаг не отклоняясь от социалистического реализма. Умелое владение образно-пластическими средствами делают «деревенские» образы Светлицкого очень достоверными и симпатичными. На них и концентрирует свое внимание зритель, оставляя «за кадром» идеологическую подоплеку полотна.
У некоторых произведений была функция не только эстетическая, но и частично утилитарная, как у рекламного плаката, популяризировавшего общественный строй. Заслуженный деятель искусств УССР Савин Виктор Маркеянович, выпускник Харьковского художественного института, ещё до войны работал в области тематической живописи, продолжив это направление в творчестве и в 1950-х гг.
Его полотно «Вуз окончил» (1953–54 гг.) переносит нас уже в послевоенное село. По деревенской улице в окружении ватаги мальчишек идет вернувшийся в родной колхоз после учебы молодой специалист. Картина блистает яркостью красок, игрой световых рефлексов на лицах персонажей и зеленой лужайке, что способствует общей эмоциональной приподнятости образов, достоверных и узнаваемых.
Вуз окончил. 1953-1954г.
Живописные произведения на тему советского села на выставке дополняют скульптурные портреты и жанровые работы.
Портретный скульптурный жанр, как и в живописи, ставил своей целью создание типических характеров. Советские ваятели стремились увидеть в каждом отдельном характере качества, присущие современнику и всему народу в тот период времени.
Винайкин Василий Павлович, Селибер Валентин Евгеньевич, ученики и последователи скульптора М. Г. Лысенко, Божко Антон Калистратович создали интересные образы советских колхозниц.
На уборке сена
(Винайкин В. П. » На уборке сена»  (гипс)).
Колхозница с ягнёнком
(Божко А. К.   «Колхозница с ягнёнком»  (гипс)).
Как и подавляющее большинство живописцев, изображающих женские крестьянские образы — многочисленных доярок, жниц, телятниц, скульпторы наделяли их непременно физической и душевной молодостью, как бы в противес угнетенным крестьянкам дореволюционной поры.
Художественные критики в 1950-е гг. часто упрекали при обзоре выставок скульпторов «…в сползании к штампу, к поверхностной фиксации, к ремесленному повторению однажды найденного приема, …увлечении серийностью».
Однако и мраморный бюст В. Селибера «Колхозница», и выполненные в малых пластических формах образы сельских тружениц В. Винайкина «На уборке сена», и «Колхозница с ягненком» А. Божко, представленные на республиканской выставке 1954 г., сегодня поражают нас высоким уровнем пластического мастерства, точно переданным характером персонажей, мастерским владением таким традиционным материалом, как гипс.
После войны успешно развивалась сюжетная групповая скульптура. Очень интересна психологическая трактовка образов рабочего и колхозницы в композиции «Любовь» Заслуженного деятеля искусств УССР Гончара Ивана Макаровича, создавшего немало скульптурных талантливых образов деятелей науки и искусства.
Любовь 1956г
В основу жанровой скульптуры положена жизненно наблюдаемая сцена. Достаточно обычный сюжет, в котором видны традиционные мотивы «рабочий — колхозница», проникнут поэтической выразительностью. Автор изобразил сидящих рядом юношу в рабочей «спецовке» и девушку, застенчиво перебирающую колоски пшеницы.
Персонажи трогательны наивностью и бесхитростностью своего чувства. Скульптор, при всей тривиальности темы, отходит от устоявшейся пластической схемы. В центре внимания — особенности душевного состояния моделей.

Быт и бытие

Обзор выставки не был бы полным без характеристики произведений широко распространенного в советское время бытового жанра.
А поскольку «… в жизни советских людей все личное и общественное неразрывно связано, — читаем мы в книге Б. М. Никифорова „Советская жанровая живопись“, изданной Академией художеств СССР в 1961 г., — поэтому, обращаясь к изображению событий личной жизни советского человека, художники-жанристы не могут не задумываться над тем, как в личном отражается общественное».
Этой фразе академического издания соответствуют жанровые картины художника Владимира Григорьевича Путейко, ученика С. Прохорова, «На речке» и «У парторга», созданных в 1954 г., и как нельзя лучше отражающих дух времени и поколения.
На речке. 1954г.
(Путейко В. Г. »  На речке».  1954г.).
У парторга.
(Путейко В. Г.  «У парторга»).
Живописцы 50-х в творчестве не могли обойти тему морального облика советского человека — строителя коммунизма. Ещё впереди создание и написание програмного документа «Моральный кодекс строителя коммунизма», однако тема морального облика советского человека в повседневности нашла свое отражение в творчестве С. Григорьева, Д. Жилинского, Ю. Пименова и др. Картина «На речке» создана на тему первой любви, впечатляет удачным композиционным и живописным решением, очень лирична по содержанию.
В начале 1950-х гг. в советском искусстве становятся популярны картины с «конфликтным сюжетом».
Художникам требовалось решать не только творческую задачу, но и создать убедительные, живые образы, утверждая новый быт и новую советскую мораль.
В работе «У парторга» автор обращается к конфликтному сюжету и удачно живописными средствами отображает настроение поссорившихся супругов.
Одной из центральных фигур полотна является парторг, несущий основную смысловую нагрузку и выступающий в роли миротворца.
Он показан живописцем в несколько театральной позе, выделенный белым пятном сорочки, словно призванный с полотна напомнить и незадачливому супругу, и зрителю, что «семья — ячейка общества». На стене слева — непременный атрибут эпохи — портрет Ленина.

Соцреализм
вернулся!

В семидесяти пяти произведениях экспозиции (возможно, это и не так много для какого-либо столичного музея) вместилась эпоха, искусство которой, к радости экспозиционеров, не оставляет равнодушными посетителей музея.
Кто-то воспринимает представленные работы как агитки на тему «Хорошо в стране советской жить!», кто-то смотрит (правда, таких немного) на экспонаты, как на образцы подлинного искусства, а кто-то просто приходит «погрузиться» в прошлое страны, которой уже нет.
Однако зрителя с потухшими глазами мы на выставке не видим. Выросло не одно поколение, которое уже не было участником времени Большой мечты, но и у них, таких непохожих на героев полотен, есть интерес к тому «Как мы жили» и к «Идеалам прошлого». Книга отзывов о выставке пестрит записями зрителя, приехавшего из разных стран ближнего и дальнего зарубежья, не хвастаясь, скажем: от просто «положительных» до восторженных. Вот некоторые из них:
«Как хорошо, что подобные выставки существуют, люди должны сами видеть и сами судить», «Привет из Латвии! Мы рады, что история сохраняется», «Выставка помогает воочию увидеть и ощутить мир культуры и культуру мира. Действительно, открывается показательная панорама не только соцреализма, но и его истоков из Ренессанса, Петровской эпохи, и не только! Поэтика труда не нова, но как она преподана в каждом шедевре!», «Отношение к соцреализму и к Советскому Союзу сейчас, особенно у молодого поколения — не однозначно, поэтому важно дать объективную оценку искусству этого периода. Тем не менее, живопись, особенно пейзажная, бытовая, жанровая поражает своей красотой и лиризмом».
Если бы не рамки данной статьи, список можно продолжить, причем, пишут рабочие, школьники, отечественная и зарубежная профессура, культурологи и художники.
За последние восемнадцать лет мы пережили глобальные изменения и в идеологии, и в культуре, изменившись вместе с новым государством. Сегодня неуклонно растет интерес ко всему советскому, причем, у каждого свой. Для владельцев галерей и аукционных домов — это весьма востребованный товар, ликвидность которого неуклонно повышается. Для искусствоведов, историков, культурологов — огромное поле для новых исследований.
В повседневной жизни предметы советского времени возвращаются к нам в новой капиталистической упаковке, с выхолащиванием его подлинного опыта, воспринимаемые лишь как «брэнд эпохи». Сам метод «социалистический реализм» пережил взлеты и падения: в свое время активно насаждавшийся, стал впоследствии объектом яростных нападок, часто подаваясь в своем пародийном варианте.
Настало время, когда мы можем подойти к такому сложному явлению как «советское искусство» и «соцреализм» беспристрастно, избегая крайних оценок. Выставка произведений соцреализма в Массандровском дворце — особая гордость сотрудников музея. Это не только высокий уровень исполнения, но яркий документ эпохи, в зримых образах отражающий важный период истории государства, с его пафосом созидания и энтузиазмом, достижениями и заблуждениями.
Но ведь «Мы так жили…!»